kolyvanski: (Перунъ)
Продолжение статей о русах в Аваре.
VII век, на Восточный Кавказ кровавым пустынным самумом вторгается религия эпилептического погонщика верблюдов из Мекки - ислам. Первым на пути воинов пророка стоял Дагестан, народы которого, как один взялись за оружие и активно сопротивлялись правоверным чужакам вплоть до ХV века. Не претендуя на всеобъемлющее исследование этой темы, коснусь лишь одного небольшого эпизода этого сопротивления, связанного с нашими сородичами - русами Авара.
Тледок (Льодок/Лудок/Людок), почти полностью забытое, старинное название небольшого округа в Западном Дагестане, на территории современного Тляратинского района республики.
     Процесс завоевания Людока и всего Западного Дагестана мусульманами-курейшитами, а также обстоятельства возникновения мусульманских вилайатов в регионе, описаны в небольшой
анонимной арабоязычной компиляции, которую, исходя из ее содержания, можно назвать «Т'арих Людок» (История Людока), некоторые ее списки именуют документ «Аноним Муслима из Урады», по имени одного из переписчиков текста, Муслима ал-Уради. Датируется анонимное сочинение 918 - 930 гг. - временем активных действий русов на Каспии и на Кавказе.

Т'арих Людок )


1266843943_img007a1
kolyvanski: (Перунъ)
Начало поста тут и тут.
Упомянутый ранее, знаменитый арабский географ ХII века Абу Абдаллах Мухаммад ал-Идриси, в своем труде Нузхат ал-муштак фи хтирак ал-афак («Развлечение страстно желающего странствовать но землям») описывает, так до сих пор и не определенный исследователями, город ар-Русиййа:
«От нее до города Матрика, название которого передается [также как] Матраха, 100 миль плавания. Город Матраха большой и населенный, имеет множество областей (акалим), обширные земли, благоустроенные селения, посевы, следующие непрерывно один за другим. Он находится на реке, называемой Сакир, и она [представляет собой] рукав, который подходит к городу от реки Атил, а главное русло последней идет к городу Атил, что на море Табаристана. От города Матраха до города ар-Русиййа 27 миль. Между жителями Матрахи и жителями Русиййи постоянная война. От города ар-Русиййа, [что] на большой реке, текущей к нему с гор Кукайа, до города Бутар 20 миль. Мы упоминали город Русиййа и город Бутар ранее».
    Поясню, что под Матрикой ал-Идриси имеет в виду ромейскую Таматарху (Матарху), хазарскую Матлуку (Самкерц), в период VIII - первой половины X вв., до того момента, как будучи завоеван русами пардуса, город стал Тмутараканью (нынешняя станица Тамань).

лишь только их названия в этой земле )

3

Карта Кавказского края, Армении и Адербейджана по сведениям средневековых арабских топографов,
сост. Н.А. Караулов
kolyvanski: (Перунъ)
Начало поста здесь.
Для полноты оценки, сообщение
хроники «Дербенд-наме», нужно воспринимать вкупе со свидетельством другой аварской хроники - «Та'рих Ирхан», она описывая национальный и религиозный состав аварских анклавов свидетельствует:
«Жители Хадара - неверные, смутьяны, чистые русы; жители Андала были иудеями, [жители] области Хид были грузины, области Чаххал - христиане, Авар - все чистые русы, жители Цудакара были иудеями и так далее. Жители Ирхана [по своей вере посередине] между мусульманами, неверующими и коптами, религия их – смешанная».
    Обращает на себя внимание, что повествуя о селениях Хадар и Авар, хроника четко определяет, что эти общины населены неверными русами-язычниками, при чем русами чистокровными, состав населения самого Ирхана смешанный. Про упорную многомесячную оборону русскими язычниками селения Хадар (Бахли Хадар), от арабов-мусульман я упоминал здесь.
    В настоящее время на месте русской боевой славы расположено село Хадар, Тляратинского района Республики Дагестан.
    Так вот, возвращаясь к свидетельству «Дербенд-наме» видим следующее:

Языческая Русь на Кавказе )


2-2

Карта Кавказского края, Армении и Адербейджана по сведениям средневековых арабских топографов,
сост. Н.А. Караулов
kolyvanski: (Перунъ)
Одно из знаменитых свидетельств арабского историка, географа и путешественника Абу-ль-Хасана Али ибн аль-Хусейна аль-Масуди, имевшего прозвище «арабский Геродот», и по мнению арабского философа Ибн Халдуна - «имама всех историков», о русах общеизвестно, вот оно:
«Русы составляют многие народы, разделяющиеся на разрозненные племена. Между ними есть племя, называемое Лудана, которое есть многочисленнейшее из них; они путешествуют с товарами в страну Андалус, Румию, Кустантинию и Хазар».
Данный отрывок Аль-Масуди в переводе историка Н.А. Караулова звучит практически так-же:
«Руссы обширное племя имеющее много отделов. Самый многочисленный род их, называемый Людза'анэ, занимается торговлей с Испанией, Румом, Константинополем и хазарами».
    Этимология понятия Лудана/Людза'анэ среди историков объясняется двумя способами:
    - на вопрос араба: «Кто ты?», славянин, представитель третьей варны, всегда отвечал: «Людин», да и своих спутников славяне называли «людинами - людьми», что и принималось арабами за собственное имя народа. Например чеченцы называют себя «начхо-нохча», что значит: народ.

    - второй вариант более узкий, это отнесение Лудана к Ладожанам, жителям Ладоги. Ладожане, соответствуют Новогородцам, и с этим согласуется известие об их торговле их с Византией и другими странами. Вторая версия может быть отчасти подкреплена упоминанием арабского географа Абу Абдаллаха Мухаммада ал-Идриси о городе Луджага в Русии, в котором может быть признана, как сама Ладога, так и Новгород:
    «Что касается страны ар-Русиййа, то к этой секции относятся [следующие] ее города: Луниса, Зала, Саклахи, Галисиййа, Синубули, Барамуниса, Арман, Барасаниса, Луджага, Саска, Авсиййа, Кав, Баразула, Баразлав, Канив, Улиски, Мулиса».

Языческая Русь на Кавказе )
1
kolyvanski: (Перунъ)
Подробно описанный арабским историком Ибн-Мискавейхом в его сочинении «Книга опыта народов» (Тадж-Ариб Ал-Умам) от 332 года м.х., набег русов на Бердаа (Партав) в 943-4 г., известен нам только по восточным источникам, русские летописи о нем дружно молчат. Это обстоятельство вызывает целый ряд вопросов, учитывая необходимость все это повествование и описанные в нем факты внести в общий круг данных об истории Руси X века. Один из главных вопросов - о том, кто такие «русы» и где расположена их страна. Ибн-Мискавейх дает на эти вопросы весьма неопределенный ответ, который сводится только к сообщению имени участников набега - «русы» и к указанию, что страна этого народа находится недалеко от Каспийского моря и сопредельна с ним.
    Но если вдумчиво исследовать и оценить иные источники по теме, картина начинает проясняться.
    Первый источник будет поэтический. Знаменитый персидский поэт-романтик XII в. Низами Гянджеви Абу Мухаммед Ильяс ибн Юсуф всю свою жизнь прожил в Гяндже (Елизаветполе), неподалеку от Бердаа. Хорошо зная местную историю, он был в курсе преданий о походе русов в 943/4 г.
    В его своеобразной поэме «Искандер-Намэ» (в переводе В. Григорьева), где фантазия и историческая правда сочетаются самым причудливым образом, нашел свое отображение и поход русов на Бердаа.
В поэме о русах сказано, что пришли они не одни - с ними были хазары и буртасы, также был четко указан и их маршрут:

Русы ас-Сарира в Партаве )


Русы в Партаве

Русы в Партаве
kolyvanski: (Перунъ)
Арабская хроника «История Ширвана и Ал-Баба» (Та'рих ал-Баб) повествуя о царях Ширвана и Баб ал-Абваба (Дербента), среди прочего, содержит
частые упоминания о конфликтах эмиров ал-Баба с народами Дагестана - лазгами и прочими неверными страны ас-Сарир.
Относительно имени лазги (лезгины) можно заметить, что их местонахождением является горная страна, лежащая на запад от Маската, в верхнем течении реки Самур, населенная племенами, которые мусульманские источники и называли лакз. Само название состоит из лак/лаг («человек» на местных языках) плюс иранский суффикс -з, показывающий происхождение. В русском языке слово лезг-ин (с метатезой) употреблялось без различия применительно ко всем жителям Дагестана, но в местном употреблении и у арабских географов этот термин применялся только к племенам Южного Дагестана.
    Та'рих ал-Баб подчеркивает, что эти, живущие по соседству народы, являются неверными, т.е. язычниками, с которыми ведутся постоянные войны:

    «С помощью газиев ал-Баба Мухаммад б. Халид также ходил на неверных, живущих по соседству с ал-Бабом и Дербендом, пока в 242/856 году благодаря стараниям Буга Старшего он не был возвращен [правителем] в Азербайджан, Армению и Арран».
    «Его брат Хайсам б. Халид был правителем в Ширване. ... Он сражался с неверными в стране Сарир (ард ас-Сарир). Он стал известен как Ширваншах и спустя некоторое время умер в [...] году».
    «Затем стал правителем его сын Али б. Хайсам б. Мухаммад. Он согласился с эмиром ал-Баба, чтобы совместно напасть на [неверных] Шандана. Большое число добровольцев и чтецов корана (курра) из других мест примкнули к ним, и, когда они дошли до ворот Шандана, произошло сражение, окончившееся неблагоприятно для мусульман. Али б. Хайсам и эмир ал-Баба были взяты в плен вместе с 10 тыс. мусульман. Неверные поделили мусульман между людьми Шандана, Сарира и хазарами. Те, кто попал в руки сарирцев, через три месяца были отпущены без выкупа. Али б. Хайсам и эмир ал-Баба были также освобождены и отправлены в их страны, но те, кто были пленниками хазар и шанданцев, были проданы, и спаслись лишь очень немногие».

Русский Кавказ )

10_03
kolyvanski: (Перунъ)
Окончание вот этого поста.
Русские ханы Авара, согласно хронике «Тарих Дагестан» (История Дагестана), ведут свою родословную от Урусхана (Араскана), правление которого датируется VII веком, затем перечислены его потомки по прямой мужской линии Хидиршах (VIII в.), Тарраз (VIII в.), Аббас (IX в.), Сафишах (IX в.), Хаваджах (IX в.), Фиравн (X в.), Амир (X в.), Саийд (X в.), Тахмаз (XI в.), Фардин (Перид) (XI в.), Байар (XI в.), Намруд (XII в.), Кад (Бакир) (XII в.), Фирудшах (Пруссшах) (XII в.), Уммахан (XII в.), Урусхан (Аулхан) (XIII в.), Саратан (XIII в.) и его сын Суракат I (XIII в.), упоминаемый также в работе Гаджи-Али.
   Вот соответствующий отрывок из «Тарих Дагестан», повествующий о языческих правителях Дагестана:
   «Знайте, что Дагестан был прекрасной страной, обширной для его обитателей, сильной [перед] чужим, радующей глаз, обильной богатствами [жителей] из-за их справедливости. В нем [было] много селений, большое число городов и три области (нахийа): Авар, Равнина (Сахл) и Зирихгеран.
    Жители Дагестана были [раньше] неверными, порочными; людьми [из населения] области войны (дар ал-харб). Они поклонялись идолам, были наделены мужеством и богатством, [вместе с тем] были более отвратительны, чем собаки. В каждом селении находились правители негодные, порочные (фаджируна), охваченные неверием и грехом. В каждом городе (балда) были преступные и грешные эмиры, которые «приказывают неодобряемое и удерживают от одобряемого». Владыкой (малик) в городе [области] Авар, называемом ат-Танус, - а он сильнейший из городов Дагестана своей мощью, источник неверия - был неверующий сильный тиран, негодный, носитель зла, насилия и несчастья, по имени Сурака, с титулом нусал - это их обычай давать такое прозвище и обозначать этим именем своего владыку, - сын Сиртана, сына Урусхана, сына Уммхана, сына Фирудшаха, сына Кад, сына Намруда, сына Байара, [сына] Фардина, [сына] Тахмаза, сына Саййида, сына Амира, сына Фиравна, [сына] Хаваджаха, [сына] Сафишаха, [сына] Аббаса, [сына] Тарраза, сына Хидиршаха, [сына] Ар.с.кана, а [всего] предков до Адама - девяносто девять тысяч [поколений] и [даже] больше, [что] вернее всего».


Русские ханы Авара )


Свидание генерала Клюги фон Клюгенау с Шамилем в 1837 г., худ. Г.Г. Гагарин, 1849
kolyvanski: (Перунъ)
В продолжение серии постов о давних и прочных связях Аварского нуцальства Дагестана и языческой Руси.
Исключительно важный фактический материал по истории отношений Руси и Кавказа содержат сочинения дагестанских авторов XIX в. на арабском языке, в их числе виднейшее место занимает работа «Сказание очевидца о Шамиле», принадлежащая перу Гаджи-Али, сыну Абдул-Малека-Эфенди, из племени Нахибаши, из селения Чох, общества Андалал Дагестанской области.
   
С Россией Гаджи-Али связывали давние и особые отношения, поскольку его отец Абдул-Малек-Эфенди служил в русской службе еще при графе Иване Федоровиче Паскевиче-Эриванском, в 1226 году и состоял переводчиком при командире Отдельного Кавказского корпуса бароне Григории Владимировиче Розене в 1231 г.
    Автор с 1839 по 1859 гг. находился в боевых рядах горцев имама Шамиля, занимая в имамате высокие должности, был довольно близким человеком самому имаму. После подавления движения Шамиля и образования Дагестанской области, Гаджи-Али некоторое время служил в управлении Среднего Дагестана, в эти годы им и был написано «Сказание очевидца о Шамиле». Эта весьма интересная работа основана на личных впечатлениях автора, с довольно широким использованием сведений, полученных им из вторых или даже третьих рук, с использованием древних аварских преданий, традиционных хроник и иных, не всегда дошедших до нашего времени источников. По словам самого Гаджи-Али целью написания книги было заслужить внимание и благосклонность потомков на будущее время, начата она была автором в 1264 г. мусульманской хиджры (1847-1849 гг.), а окончена в 1276 г. хиджры (1859 - 1860 гг.).
    Считаю, что с учетом важности сообщаемого исторического материала своей цели автор вполне достиг:


Русские нуцалы Авара )

Герб Аварского нуцальства

Герб Аварского нуцальства, по Вахушти Багратиони, атлас Грузии, XVIII в.
kolyvanski: (Default)
В продолжение серии постов 1, 2, 3 о соучастии русов в борьбе язычников Дагестана с нашествием рабов Аллаха.
Свидетельство исторической хроники «Тарих Дагестан», о безумной «храбрости» и такой же безумной подлости, проявленной мусульманами в борьбе с язычеством всего Дагестана и Аварского нуцальства в частности, находит свое подтверждение в старинном сочинении «История Ирхана». Данная хроника представляет собой собрание устных народных рассказов и легенд, связанных с определенной территорией - Ирханом (совр. Ирганай, аварское селение на правом берегу Аварского Койсу, в Унцукульском районе Дагестана, одно из древних населенных пунктов республики), перекликающихся при этом с фактическим материалом и в определенной мере отражающих его. Сама хроника дошла до нас в четырех списках, два из которых находятся в частном владении гр. М.-С.Д. Саидова.
    В целом «История Ирхана» делится на две части: бытовой рассказ о самом Ирхане и других населенных пунктах, а с другой стороны о процессе исламизации дагестанского общества. В части истории языческого сопротивления Дагестана интерес представляет сообщение о конфессиональной и этнической принадлежности жителей общин Кадара, Андалала, Гидатля, Чоха, Аварии, Цудахара и самого Ирхана, а также захват мусульманскими войсками Кадара, Аркаса, Ирхана и утверждение там ислама.

    «У жителей Кудутля было восемьдесят шесть домов, [но] они навлекли на себя гнев всевышнего Аллаха, обрушился на них шахик (сандар или куру), и в ночь шабана утонули все жители. Умерли [почти] все жители в ночь месяца шабан, в живых осталось только шестеро мужчин, которые находились в Ирхане. Затем [они] вернулись в лес Чурчир, или в лес Кудутля, они обошли его повсюду, желая охотиться [там]. Затем стали прибывать с разных сторон [люди] и обосновались здесь. А что касается времени, то оно уже указывалось».
    Важное свидетельство о составе населения общин Кудутля и Ирхана - оно целиком пришлое, а дальше начинается самое интересное:
    «Жители Хадара - неверные, смутьяны, чистые русы (урусы); жители Андала были иудеями, [жители] области Хид (Хидал) были грузины, области Чаххал - христиане, Авар - все чистые русы, жители Цудакара (Цидих и Ахуш)  были иудеями и так далее. Жители Ирхана [по своей вере посередине] между мусульманами, неверующими и коптами (ал-хабашин - букв. «эфиопами»), религия их - смешанная».
    При описании дагестанских общин селений Хадар и Авар, хроника четко определяет, что эти общины населены неверными русами-язычниками, причем русами чистокровными, пришельцами с Севера.
    Это важное свидетельство хроники, объясняющее дальнейший ход событий гражданской войны, итак, волны исламской экспансии продолжают захлестывать Дагестан:
    «После завоевания Дербенда, Табасарана и Хайдака мусульманские войска дошли до Анджэ (Анди). После [преодоления] стен и захвата этого города [мусульмане дошли] до Бахли Хадара, хотя здесь скопились неверующие из Авара и из других мест (хотя и из мусульман [также]).
     Мусульмане окружили [неверующих], напали на них, вступили с ними в сражение, но долгое время не могли овладеть Хадаром. Тогда мудрые люди из мусульман, посоветовавшись между собой, решили применить хитрость. Они отправили в Индию письмо и [своих] представителей, чтобы они доставили оттуда [ядовитую] траву. Те [отправились] и вернулись, подошли к Хадару, трава была разделена на части, и были изготовлены из нее разного рода горячие блюда. Затем мусульмане послали шпиона, который [будто] бежал [к неверующим] и рассказал им о траве и о положении [мусульман]. Шпион рассказал неверующим: «Они хотят уйти от вас, им очень трудно, [у них] большие разногласия». Узнав, что [мусульманам] не удастся захват крепости, [неверующие] обрадовались, были довольны этой вестью.
     С наступлением вечера неверующие открыли ворота своего города и начали сражение с мусульманами. Мусульмане [ложно] обратились в бегство, бросив еду, смешанную с ядом. Неверующие, вступив в город вслед за убежавшими мусульманами, набросились на еду. Всякий, кто пробовал еду, падал мертвым, и погибло [таким образом] из них семь тысяч семьсот тридцать четыре человека. В тот же день мусульмане захватили Хадар, а неверующие бежали, пока не дошли до своих земель.
     Затем состоялось сражение в Хиркасе (Хиркис), продолжавшееся целую неделю. Селение было взято, но оставался [не занятым] один квартал в верхней части селения, где укрылись их раисы и эмиры - таватийал и арнахурал (тавады и азнауры - грузинские феодальные титулы). Мусульмане в течение двух месяцев не могли овладеть этим укрепленным кварталом. [Наконец] он был взят с помощью всевышнего Аллаха, господина миров. Мусульмане убили всех, кого там застали, за исключением тех, кто принял ислам»
.
    Перед нами весьма ценное свидетельство, во первых, подкрепленное аналогичным сообщением «Тарих Дагестан», о факте массового отравления муслимами неверных язычников в ходе войны, во вторых, во многом поясняющее и раскрывающее фактические подробности самого события.
    Но главное, «История Ирхана», вслед за хроникой «Тарих Дагестан», свидетельствует:
    - связи языческого Аварского нуцальства и Руси были давними и глубокими, об этом говорит создание и заселение русами целых анклавов самого нуцальства и династические связи его правителей
«...все правители горных районов происходят из рода детей Хамзы и детей Аббаса, исключая только султанов Авара, которые из рода султанов урус. И нет в их стране (Авар) ни одного коренного мусульманина». Кровь султанов Аварии, происходивших из рода султанов урус, объясняет длительное и упорное противостояние исламу в горных районах Дагестана, длившееся местами более двухсот лет;
  
  - населенный неверными урусами и усиленный их неверными сородичами из Авара и других мест, анклав Бахли Хадар оказался не по зубам орде под зеленым знаменем бесноватого пророка. Город был захвачен только подлостью и применением яда, при чем эффективность и масштабы самого отравления (приведенная цифра в 7734 чел., все равно на два порядка ниже потерь неверных, указанных в «Тарих Дагестан»), объясняются длительной осадой (муслимы успели съездить в Индию за ядом и вернуться) и начавшимся голодом среди оборонявшихся русов;
    - русский анклав Бахли Хадар даже не был взят штурмом, ослабленные потерями отравленных товарищей русы его организованно покинули, под давлением превосходящих сил противника, и что важно - ушли в свои земли, а это еще одно свидетельство, что анклавы Бахли Хадар и Авар были заселены не местным элементом, а пришлыми русами.
    С учетом изложенных обстоятельств несколько в ином свете предстает многовековая экспансия Руси на Каспийское побережье, на Ширван, Дербент, Партав и Табаристан - мы не были чужаками в этих местах, мы шли и нас поддерживали сородичи в горах, русские по крови нуцалы Авара и союзные по духу язычники аварцы, лазги, половцы и аланы.
    Длительным противостоянием исламу и деятельным соучастием в этом Руси (в т.ч. и русов из Таматархи), объясняются постоянные войны и набеги аварцев и алан на мусульман Ширвана и Баб-аль-Абваба, о чем постоянно жалуется и льет слезы «История Ширвана и Ал-Баба».

    Остается добавить следующее: личный писарь имама Шамиля Хаджи али Нахибаши из села Чох, неспроста указывал, что хунзахские правители - это пришельцы с Севера из племени «руссов».
    Последние нуцалы Авара неспроста были вырезаны в 1834 году имамом Гамзат-беком гоцатлинским, взявшим приступом укрепленный Хунзах, и также неспроста на знамени Аварского нуцальства изображен волк-оборотень, держащий в лапах стяг с изображением коловрата...

Awarenflag
kolyvanski: (Default)
Логическое продолжение вот этого поста.
Наряду с хроникой «Тарих Дагестан», о боевом братстве алан, сарирцев (аварцев-язычников) из Аварского нуцальства (ханства) и русов, в борьбе против мусульман Кавказа подробно рассказывает и арабская хроника «История Ширвана и Ал-Баба»
.
Про боевые действия русов на территории Ширвана в 1029 году я уже упоминал.
События лета 6540 (1032) «История Ширвана и Ал-Баба» описывает следующим образом:
«В 423/1032 году сарирцы и аланы, заключив соглашение, совместно напали на Ширван и взяли силой Йазидийа. Там и в других местах Ширвана они убили свыше 10 тыс. человек и оставались в стране 10 дней, копая землю и извлекая деньги и имущество, которые жители там спрятали. Когда их руки наполнились мусульманским добром, они направились в свою страну, но, едва они дошли до Деревянных (ал-хашаб) Ворот, как люди пограничных областей ал-Баба напали на них, преградили дороги и ущелья и убили многих из них: это была резня, подобной которой никогда не упоминалось. Они отняли у них все мусульманское имущество, живое и неодушевленное, которое они увезли из Ширвана. Спасся только маленький отряд, включая правителя аланов.
    В 424/1033 году властитель аланов вернулся снова, чтобы отомстить ал-Бабу, но и на этот раз с божьей помощью был разбит».

    Как видим в данном отрывке хроника не упоминает русов в числе участников неудачного набега, но в следующем отрывке описывает события этого года несколько подробнее:
    «В 423/1032 году эмир Мансур с газиями исламских «центров» совершил большой поход. Дело было в том, что русы напали на владения Ширвана, разрушили и ограбили их и убили, а также полонили множество людей. Когда они возвращались с награбленным добром и пленными, гази ал-Баба и пограничных областей с эмиром Мансуром во главе, заняв теснины и дороги, предали их мечу, так что спаслись немногие. Они отняли у них всю военную добычу, живую и неодушевленную, которую те захватили в Ширване.
     [После, этого] русы и аланы вознамерились отомстить. Они собрались вместе и выступили по направлению ал-Баба и пограничных областей. Прежде всего, в 424/1033 году они двинулись на ал-Карах, где была только маленькая кучка [воинов] с Хусравом и ал-Хайсамом б. Маймуном ал-Ба'и, раисом дубильщиков. [Последний] с помощью карахцев сразился с [ними], и господь даровал победу мусульманам, которые перебили множество аланов и русов. Властитель аланов был силой отражен от ворот Караха, и навсегда были прекращены притязания неверных на эти исламские «центры».

     Любопытен во всей этой истории один невеселый момент - эмиром Дербента (аль-Баба), устроившим засаду в теснинах и перебившем аланов, аварцев и русов, был Мансур бен Маймун, сын того самого Маймуна, которого русы спасали в далеком 987 году, о чем я также упоминал.
     Но самое интересное в данной истории, что этот поход новгородских ушкуйников, во главе с посадником Улебом, является единственным из всех Каспийских походов русов, который нашел свое отражение в русских источниках, а именно в Патриаршей или Никоновской летописи, в записи от лета 6540 (1032):
     «Въ лѣто 6540. Ярославъ поча ставити городы по Руси. Того же лѣта Улебъ иде на Желѣзнаа Врата изъ Новагорода, и вспять мало ихъ възвратишася, но мнози тамо погибоша».

      Персидское название Дербента (Дар-банд) означает «узкие ворота». Арабы именовали город Баб-аль-Абваб - «Ворота ворот», Дзгвис-капи - «Морскими воротами», звали его грузины. Монголы и турки называли его Демир-капи - «Железные ворота».
      В то лето от железных врат Дербента из новгородских ушкуйников вспять
мало кто возвратился...

ushkujnikiwletopisi
kolyvanski: (Default)
«Тарих Дагестан», сочинение муллы Мухаммада Рафи, хроника описывающая, в том числе и первые, кровавые шаги исламизации горных районов Дагестана в X веке. Хроника сообщает:
«Это начало повествования. Было пять человек из наиболее достойных потомков Хамзы и Аббаса, трое из них - из потомков главы мучеников Хамзы, а именно шейх Ибрахим Абу Исхак, шейх Ахмад и шейх Али, а двое - из потомков повелителя правоверных Аббаса - шейх Ахмад и шейх Насираддин. Они после своего выхода и переселения вместе со своим обществом (джамаат) оставили [свои] жилища и прошли [многие] переходы, пока не достигли превосходной стоянки, то есть Кустантинийи, и пребывали в ней два года. Затем они отправились оттуда с пятью тысячами воинов в Хиндустан, где пребывали также некоторое время.
    Затем они отправились оттуда и шли, пока не достигли Ширвана, где оставались в течение двух лет, приготовляя военное снаряжение: метательные орудия и тараны, кунфары, канаты для катапульт и другие средства войны - с целью вести джихад против неверных жителей южных гор, то есть Дагестана. [А горы] Дагестана, поистине, являются областью войны».

    Таким образом, хроника прямо свидетельствует о сугубо «мирных» намерениях воинов припадочного пророка относительно жителей Дагестана, но последние, по причине неохваченности светом мудрости сур Корана, не прониклись чувством почтения и с оружием в руках встали на защиту родной земли от авраамической чумы.
    На пути этого кровавого потока, рука об руку, плечом к плечу
с аварцами встали русские язычники, воины хороброго пардуса, внука Сокола, о чем я уже упоминал.
    Далее хроника, не особо стесняясь, откровенничает:
   
Языческое сопротивление аварцев  )



Аварский воин
kolyvanski: (Default)
В продолжение поста о дне великой Победы русов.
«Тарих Дагестан», сочинение муллы Мухаммада Рафи, историческая хроника освещающая историю Дагестана Х-ХIV вв. Хроника представляет собой свод четырех самостоятельных текстов и содержит рассказ о языческой Аварии, о доходах нуцала, о былом величии правителя Аварии, известной в арабской исторической и географической литературе IX-X вв. под названием Сарир, подробно освещаются вопросы исламизации дагестанского общества. Повествование охватывает период в несколько веков - от первых шагов ислама в горных районах Дагестана до XIV в.
    Любопытно свидетельство хроники об аварцах-язычниках:

    «Жители Дагестана были [раньше] неверными, порочными («гордыми, хвастливыми»), людьми [из населения] области войны. Они поклонялись идолам, были наделены мужеством и богатством, [вместе с тем] были более отвратительны, чем собаки. В каждом селении находились правители негодные, порочные (фаджируна), охваченные неверием и грехом. В каждом городе (балда) были преступные и грешные эмиры, которые «приказывают неодобряемое и удерживают от одобряемого».
    Итак, внутри дагестанского общества идет гражданское противостояние - язычество активно сопротивляется нашествию волн ислама, в рамках этой борьбы аварцы-язычники и явились естественными союзниками русов в кавказском походе войск пардуса, о чем прямо свидетельствует хроника:
   
Языческое боевое братство )

Profile

kolyvanski: (Default)
kolyvanski

June 2017

S M T W T F S
     123
456789 10
11 121314 15 1617
18192021222324
2526 27282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 02:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios