kolyvanski: (Default)
Предыдущее измывательство над бого- и лаптеносцами здесь.
Наша страна - вечный ерой бессмертных сюжетов великого Михаила Евграфовича и его блистательного:
«Любят русские люди бунтовать! Встанут на колени перед барским домом и стоят, подлецы! И ведь знают, что бунтуют и всё равно стоят!»
На фото акция мужественного и стойкого протеста против передачи собора преподобного Исаакия Далматского РПЦ. Я вот только одного не пойму, если вы атеисты, машете Конституцией РФ и против передачи светской госсобственности попам, то нахрена вставать на колени, а если истинные правошлавные хоругве- и фофудьеносцы, то зачем тогда вообще протестовать?




 


kolyvanski: (Перунъ)
В качестве предисловия напомню, что последний настоящий русский бунт был подавлен и утоплен в крови лишь к 1775 году. Все остальные кровавые отечественные междоусобицы происходили и происходят от глупости православных, их генетической недоговороспособности, страсти к разрушению, людоедству и глубокой взаимной ненависти.
Пётр Андреевич Вяземский, русский поэт, литературный критик, историк, переводчик, публицист, мемуарист, государственный деятель, близкий друг и постоянный корреспондент А.С. Пушкина, в своей «Старой записной книжке» описал один из основных способов классического рукосуйского бунтарства:
        «Не помню, кто рассказывал мне, что в России, проезжая в рабочую пору и в рабочий день через какую-то деревню и видя весь народ расхаживающим по улице, спросил он с удивлением у мужиков о причине такого явления. «Мы бунтуем», - отвечали ему спокойно несколько голосов».
       Ну и конечно невозможно обойтись без великого Михаила Евграфовича и его блистательного:
       «Любят русские люди бунтовать! Встанут на колени перед барским домом и стоят, подлецы! И ведь знают, что бунтуют и всё равно стоят!»
       Хотя если сопоставить форму бунта, описанного Вяземским, окружающую нас действительность и качество жизни, то понимаешь, что бунтовать здесь никто не прекращал...


24ivanov


«Бунт в деревне» худ. С.В. Иванов, 1889




kolyvanski: (Перунъ)
Пару лет назад я уже подробно разбирал историю этого фильма и легенды, его породившей.
Повторяться не буду, замечу лишь, что мне до слез обидно за сограждан-патриотов, в кризис скинувшихся на эту киноапупею, и получивших на выходе полнометражную русофобию в цвете.
Судите сами, по сюжету фильма, высококультурные бойцы 316-й стрелковой Краснознамённой дивизии РККА, сформированной в казахской (!) Алма-Ате и киргизском (!) Фрунзе, руководимой бывшим военным комиссаром аж самой Киргизской СССР, тов. Панфиловым, на марше, в октябре-ноябре 1941 года, живо обсуждают сюжеты двух мировых блокбастеров:
     - «Seven Samurai», снятого Akira Kurosawa в 1954 году;
     -
«The Magnificent Seven», снятого John Eliot Sturges в 1960.
     Хорошо еще, что по сотовой связи маме в родной кишлак не звонят...
     Как говаривал милейший Карабас-Барабас:
     - Это просто праздник какой-то!



28-panfilovcev



kolyvanski: (Перунъ)
Давненько я не цитировал пятую колонну откровенных русофобов, и вновь возвращаюсь к произведению буревестника русской революции Алексея Максимовича Пешкова, к его самому крупному, итоговому произведени, роману-эпопее «Жизнь Клима Самгина (Сорок лет)». Цитата меня привлекла не совсем уважительным поминанием святого и благоверного людоеда, Неврюя:
«Клим Самгин видел, что Томилин учит Дронова более охотно и усердно, чем его.
– Итак, Ваня, что же сделал Александр Невский? – спрашивал он, остановись у двери и одергивая рубаху. Дронов быстро и четко отвечал:

        Святой, благоверный князь Александр Невский призвал татар и с их помощью начал бить русских...
        – Подожди, – что такое? Откуда это? – удивился учитель, шевеля мохнатыми бровями и смешно открыв рот.
        Вы сказали.
        – Я? Когда?
        – В четверг...
        Учитель помолчал, приглаживая волосы ладонями, затем, шагая к столу, сказал строго:
        Это не нужно помнить...
        – Хи, хи, – захлебывался Дронов. – Наврал он на Невского, – святой с татарами дружиться не станет, шалишь! Оттого и помнить не велел, что наврал. Хорош учитель: учит, а помнить не велит».
        Добавлю, что роман был издан в 1936 году, после смерти писателя, и в описании светлого образа Неврюя, немного разошелся с фантазиями имперской киноподелки 1938 года «Александр Невский», снятой тов. Эйзенштейном.


30_History_of_the_Russian_state_in_the_image_of_its_sovereign_rulers


Великий Князь Александр Ярославич Невский, В.П. Верещагин, 1896



kolyvanski: (Перунъ)
Буревестник пролетарской революции и основоположник школы социалистического реализма Алексей Максимович Пешков, до того, как стал воспеть строительство Беломорканала, находясь в Берлине, в 1922 году написал яркую статью «О русском крестьянстве», в которой в хвост и в гриву расхваливал православный охлос. Статью, которая не вошла ни в одно собрание его сочинений, и в СССР никогда не издавалась. Статья несколько непоследовательна, но явно хороша, убедитесь в этом сами:
«Человек Запада еще в раннем детстве, только что встав на задние лапы, видит всюду вокруг себя монументальные результаты труда его предков. От каналов Голландии до туннелей Итальянской Ривьеры и виноградников Везувия, от великой работы Англии и до мощных Силезских фабрик - вся земля Европы тесно покрыта грандиозными воплощениями организованной воли людей, - воли, которая поставила себе гордую цель: подчинить стихийные силы природы разумным интересам человека. Это впечатление всасывается ребенком Запада и воспитывает в нем сознание ценности человека, уважение к его труду и чувство своей личной значительности как наследника чудес, труда и творчества предков.


  Тяжесть труда и ничтожество его результатов... )


Здесь начинается жопа мира, у шоссе Чудово-Ленинград 1942

Плакат у шоссе Чудово-Ленинград «Здесь начинается жопа мира(Hier beginnt der Arsch der Welt!), 1942


kolyvanski: (Перунъ)
Русофобия этого поэта-баснописца имеет давние корни, и он уже был мной отмечен в рядах ненавистников российского православного духа. Крылов Иван Андреевич знаменит еще и тем, что стал русофобом задолго до появления самого этого термина, что свидетельствует о глубокой законспирированности этого злодея и особой опасности его экстремистских произведений для становления молодой россейской демократии.
Этот ярый ненавистник всего русского, еще в 1811 году, за 130 лет до славных дел дедовоевателей, уже предвидел и отрицал их бессмертные свершения, запрещая нам, их потомкам, ежеминутно гордиться
подвигами своих великих предков:

Заслуги предков никому не придают знаменитости... )

Comic_History_of_Rome_p_093_The_Citadel_saved_by_the_cackling_of_the_Geese

kolyvanski: (Перунъ)
К серии русофобских постов данная статья имеет достаточно опосредованное отношение, но связь налицо, имеющий глаза, да узрит...
По наводке Евгения Понасенкова обнаружил у Иосифа Бродского дивный, и весьма нетолерантный очерк - «Путешествие в Стамбул», который, учитывая вечную угрозу бородатой религии мира и добра, взаимную резню бабахов в Сирию и нашествие папуасов на Европу, нужно срочно процитировать:
«О, все эти бесчисленные Османы, Мехметы, Мурады, Баязеты, Ибрагимы. Селимы и Сулейманы, вырезавшие друг друга, своих предшественников, соперников, братьев, родителей и потомство, в случае Мурада II или III, какая разница! Девятнадцать братьев кряду, с регулярностью человека, бреющегося перед зеркалом.
       О, эти бесконечные, непрерывные войны: против неверных, против своих же мусульман-но-шиитов, за расширение империи, в отместку за нанесенные обиды, просто так и из самозащиты. … О, все эти чалмы и бороды - эта униформа головы, одержимой только одной мыслью: рэзать - и потому - а не только из-за запрета, накладываемого исламом на изображение чего бы, то ни было живого - совершенно неотличимые друг от друга!
       Потому, возможно, и «рэзать», что все так друг на друга похожи и нет ощущения потери. Потому и «рэзать», что никто не бреется. «Рэжу», следовательно, существую».
       Как говорится: не в бровь, а в глаз...
       И хоть написано под впечатлением от более, менее цивилизованных турок, сути бородатой инфекции, это совершенно не меняет.



1440066396_1

kolyvanski: (Перунъ)
Волошин, Максимилиан Александрович, русский поэт, переводчик, художник-пейзажист, художественный и литературный критик. Русофоб скрытый и не явный, потому наиболее опасный для православного Отечества. В своем стихотворении «Дом поэта», этот ненавистник всего московского и духовного, описывая приход святого Русского мира в Крым, злобно клевещет на первое в мире государство рабочих и христиан:
«Каких последов в этой почве нет
Для археолога и нумизмата -
От римских блях и эллинских монет
До пуговицы русского солдата.
Здесь, в этих складках моря и земли,
Людских культур не просыхала плесень -
Простор столетий был для жизни тесен,
Покамест мы - Россия - не пришли.
За полтораста лет - с Екатерины -

Мы вытоптали мусульманский рай,
Свели леса, размыкали руины,
Расхитили и разорили край.
Осиротелые зияют сакли;
По скатам выкорчеваны сады.
Народ ушел. Источники иссякли.
Нет в море рыб. В фонтанах нет воды
.
Но скорбный лик оцепенелой маски
Идет к холмам Гомеровой страны,
И патетически обнажены
Ее хребты и мускулы и связки».



Maximilian_Voloshin

kolyvanski: (Перунъ)
Раз уж пошла такая крымско-патриотичная тематика, то без цитирования прелестной русофобской повести Николая Лескова «Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе» никак не обойтись.
Все конечно читали строки повести о вреде чистки ружей кирпичом, и её последствиях, но как-то всерьез они никогда не воспринимались, а зря, ибо имели совершенно реальную основу, вот они:
«Но только когда Мартын-Сольский приехал, левша уже кончался, потому что у него затылок о парат раскололся, и он одно только мог внятно выговорить:
- Скажите государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят: пусть чтобы и у нас не чистили, а то, храни Бог войны, они стрелять не годятся.
           И с этою верностью левша перекрестился и помер. ...
           Государю так и не сказали, и чистка всё продолжалась до самой Крымской кампании. В тогдашнее время как стали ружья заряжать, а пули в них и болтаются, потому что стволы кирпичом расчищены».
           А вот и реальная основа для сказа, написанного Лесковым в 1881 году:

       
Англичанка гадит... )


kukryniksy7



kolyvanski: (Перунъ)
Наше великое православное Отечество испокон веку являло собой светоч цивилизации и пример для окружающих туземцев. И только окончательно спятивший с ума отщепенец-русофоб был способен обливать грязью свою цветущую Родину. Таковым сумасшедшим и явился русский философ и публицист ХIХ века Пётр Яковлевич Чаадаев, который с 1829 года активно русофобствовал и чернил Святую Русь в своих «Философических письмах»:
«Поры бьющей через край деятельности, кипучей игры нравственных сил народа - ничего подобного у нас не было. Эпоха нашей социальной жизни, соответствующая этому возрасту, была наполнена тусклым и мрачным существованием без силы, без энергии, одушевляемом только злодеяниями и смягчаемом только рабством. Никаких чарующих воспоминаний, никаких пленительных образов в памяти, никаких действенных наставлений в национальной традиции.
        Окиньте взором все прожитые века, все занятые нами пространства, и Вы не найдете ни одного приковывающего к себе воспоминания, ни одного почтенного памятника, который бы властно говорил о прошедшем и рисовал его живо и картинно. Мы живем лишь в самом ограниченном настоящем без прошедшего и без будущего, среди плоского застоя».

Одинокие в мире, мы миру ничего не дали, ничего у мира не взяли... )

Chaadaev_(1815)

Чаадаев Петр Яковлевич, автор неизвестен, 1815 г.


kolyvanski: (Перунъ)
Солнце русской поэзии поистине необъятно, и, естественно, весь объем его свободолюбивых взглядов, и даже их малую толику я отразить в своей статье не мог, да и не пытался. Потому возвращаться к нему придется неоднократно, а пока приведу, пришедшее мне на ум, несколько неожиданное логическое умозаключение. Как известно авторство тезиса о том, что «Пушкин - наше все», принадлежит перу писателя, литературного и театрального критика Аполлона Александровича Григорьева, который в серии статей 1859 года заметил: «А Пушкин - наше всё: Пушкин представитель всего нашего душевного, особенного, такого, что останется нашим душевным, особенным после всех столкновений с чужими, с другими мирами. Пушкин - пока единственный полный очерк нашей народной личности, самородок...»
         Крепко запомним этот тезис  и обратимся к цитате из письма А.С. Пушкина к своему другу, князю П.А. Вяземскому от 27 мая 1826 года (напомню, что с момента восстания декабристов не прошло и полгода, Пушкин уже год находился в ссылке в с. Михайловском, а в стране царила унылая реакция):

  Пушкин о Родине... )

Pushkin_Alexander,_self_portret,_1820s


kolyvanski: (Перунъ)
Предистория здесь.
Испокон веков тьма плохо замаскированных национал-предателей вредила святой и православной Руси, одним из ярких русофобов и тайных агентов влияния Госдепа САСШ был Крылов Иван Андреевич, работавший под личиной русского баснописца. Этот враг народа провидчески описал ситуацию, когда весь совецкий пролетариат, тесно сплотившись вокруг родной партии, испокон веку пользуясь всеми достижениями западной цивилизации (электричеством, автомобилями, бытовой техникой, телевидением, электроникой и прочей буржуйской премудростью), трудолюбиво ждет и призывает гибель всего западного мира, ежечасно его проклиная во вражеских соцсетях, при помощи, врагами же изобретенных, гаджетов:
        «Свинья под Дубом вековым
Наелась жёлудей до-сыта, до-отвала;
‎Наевшись, выспалась под ним;
‎Потом, глаза продравши, встала
И рылом подрывать у Дуба корни стала.


Поросячье-лягушачья империя )

krylov04


kolyvanski: (Перунъ)
Исходный пост здесь.
Вторым по значимости русофобом от литературы был тайный агент англицкой разведки и коренной шотландец Михаил Юрьевич Лермонтов, в этом нет ничего удивительного - англичанка традиционно гадила святой Руси всеми возможными способами. Этот провокатор от литературы, в числе прочего, прославился и такими русофобскими строками:
      Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ
.
‎      Быть может, за хребтом Кавказа
Укроюсь от твоих вождей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

                          1840-1841
       Ничего комментировать и добавлять не буду, замечу лишь, что абсолютно прав боевой офицер: были и остались рабами, стучали и стучать продолжают.
       Абсолютно все.
       Азартно, добровольно и поголовно...



Mikhail_lermontov


kolyvanski: (Перунъ)
Настоящим постом начинаю новую серию, посвященную примерам откровенной русофобии, явленной нам гигантами отечественной литературы и искусства, гордость за которых, переполняет сердца каждого истинно русского человека. Начну с солнца русской поэзии, Александра, свет, Сергеевича Пушкина. Мало того, что он оголтелый язычник, так еще и яростный противник боговдохновенного русского самодержавия, святого, правоверного духовенства и вообще, плохо замаскированный враг.
Вот что он себе позволял:

Мы добрых граждан позабавим
И у позорного столпа
Кишкой последнего попа
Последнего царя удавим.

                            1817-1819
       А следующие строки вообще нагло чернят все святое и б-гоизбранное россиянское общество, поэтому при жизни этого национал-предателя они не публиковались:
       Свободы сеятель пустынный,
Я вышел рано, до звезды;
Рукою чистой и безвинной
В порабощенные бразды
Бросал живительное семя -
Но потерял я только время,
Благие мысли и труды...

        Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.

                           Ноябрь, 1823

pushkin_10



kolyvanski: (Перунъ)
Говоря по чести, недоволен я деятельностью нашего Минюста, не хватает этому органу бдительности в святом деле защиты завоеваний революции. Проявляет он преступную мягкотелость и близорукость, потворствует распространению русофобских материалов, порочащих государев строй нашего великого и православнаго отечества! А как еще иначе можно назвать провокационные вирши Рязанского и Тверского вице-губернатора Салтыкова-Щедрина Михаила Евграфовича?
Взять хотя бы полностью экстремистский рассказ 1884 года «Медведь на воеводстве», содержащий гнусные издевательства над всеми ветвями федеральной и муниципальной власти, и над силовыми, страшно сказать, ведомствами встающей с колен России!
      Более отвратительной клеветы на Родину-мать я никогда не читал:


Наша служба и опасна и трудна... )

s640x480


kolyvanski: (Перунъ)
Великий русский писатель Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, великий с большой буквы, критично мыслящий талант, с неподвластным времени юмором, остающимся смешным спустя столетия, еще в середине ХIХ века предвидел и описал горячую, верноподданную реакцию православной публики на антиевропейские санкции нашего верховного правителя. Конечно это великая антироссийская сатира - «История одного города»:
«Однако ж глуповцам это дело не прошло даром. Как и водится, бригадирские грехи прежде всего отразились на них. ... Однако глуповцы не отчаявались, потому что не могли еще обнять всей глубины ожидавшего их бедствия. Покуда оставался прошлогодний запас, многие, по легкомыслию, пили, ели и задавали банкеты, как будто и конца запасу не предвидится. Бригадир ходил в мундире по городу и строго-настрого приказывал, чтоб людей, имеющих «уныльный вид», забирали на съезжую и представляли к нему. Дабы ободрить народ, он поручил откупщику* устроить в загородной роще пикник и пустить фейерверк. Пикник сделали, фейерверк сожгли, «но хлеба через то людишкам не предоставили».

О корени происхождения глуповцев... )

Л.Ройтер-Глупов

Profile

kolyvanski: (Default)
kolyvanski

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 6 7 89
1011121314 1516
17 18 1920 212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 10:02 pm
Powered by Dreamwidth Studios