kolyvanski: (Перунъ)
В детстве и юности я очень любил читать научно-популярный и научно-художественный журнал «Знание-сила», его большой тогда формат, яркие иллюстрации, серьезные статьи по любимой истории, и стильные научно-фантастические произведения не оставляли равнодушным. Однажды, в начале 80-х, я прочел в журнале рассказ, название и автора не запомнил, но его концовка меня просто обожгла:
«Багрова ошиблась с самого начала. Взяла слишком высокий темп и надорвалась Долго лежала, заманивая робота, в расщелине. Дважды испытала солнечный удар, получила ожоги. Продолжать движение самостоятельно ей было уже не по силам. Но ведь курсанту разрешается использовать по своему усмотрению все, что он встречает на маршруте. Он просто должен вовремя дойти. Любой ценой. Лене для этого нужен был помощник. Вот она и стала программировать покорного и безобидного теперь робота по-своему...
        - Но каким образом?! - взорвался Томин.
        Рублев взял из вазы на столе яблоко, откусил и, задумчиво пожевав, сказал:
        - Она подползла к нашему чудовищу по песку. Ходить уже не могла. Приподнялась. И стала его гладить...»

       Нашел рассказ, более, чем через тридцать лет...


2d



kolyvanski: (Перунъ)
«Le Petit Prince», французский мультфильм 2015 года, основанный на известной сказке Antoine Marie Jean-Baptiste Roger de Saint-Exupéry, в блестящем классическом переводе Норы Галь. Мультфильм очень мил, хоть и поставлен сильно по мотивам оригинала, достаточно любопытно раскрывает тему дальнейшей судьбы повзрослевшего принца. Но не это главное, главное то, что на сегодняшний день это самая удачная экранизация самой невероятной истории о любви...
«…Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.
Если ты приручишь меня, мы будем нужны друг другу. Для меня ты станешь единственным во всём мире. И для тебя я стану единственным во всём мире» - Сказал Лис Маленькому Принцу…


         - Скучная у меня жизнь. Я охочусь за курами, а люди охотятся за мною. Все куры одинаковы, и люди все одинаковы. И живется мне скучновато. Но если ты меня приручишь, моя жизнь, словно солнцем озарится. Твои шаги я стану различать среди тысяч других. Заслышав людские шаги, я всегда убегаю и прячусь. Но твоя походка позовет меня, точно музыка, и я выйду из своего убежища. И потом - смотри! Видишь, вон там, в полях, зреет пшеница? Я не ем хлеба. Колосья мне не нужны. Пшеничные поля ни о чем мне не говорят. И это грустно! Но у тебя золотые волосы. И как чудесно будет, когда ты меня приручишь! Золотая пшеница станет напоминать мне тебя. И я полюблю шелест колосьев на ветру
     
         - Люди забыли эту истину, - сказал Лис, - но ты не забывай: ты навсегда в ответе за всех, кого приручил. Ты в ответе за твою розу».
         Если вы еще не посмотрели или, упаси Боги, не прочли, то поторопитесь - жизнь весьма быстротечна, и лучше идти по ней с багажом именно этой красоты...
         Смотреть в хорошем качестве можно тут.



1448635207_1

kolyvanski: (Перунъ)
Этим царственным именем греческих монархов я назвал своего замечательного кота. Мой кот большая умница и очень похож на братца Кролика, из «Сказок дядюшки Римуса» с чудными иллюстрациями художника Геннадия Калиновского. Спит эта царственно-хвостатая особа у меня в изголовье, если, конечно, не гуляет по квартире. В ночь с пятницы на субботу, во время сна, я физически почувствовал тяжесть на своей груди - дышать стало тяжело. Видимо мой домовой, на что-то прогневавшись, решил меня проучить...
Это удушение продолжалось несколько секунд, которые во сне длились намного дольше, но тут Василий с разбегу прыгнув мне на грудь, прогнал непрошенного гостя.
       Известно, что коты и домовые чувствуют друг друга и находятся в близких отношениях.
       Проснувшись, я стал гладить моего спасителя, а спаситель стал громко урчать...


Чудо с хвостом... )

WP_20150228_22_51_39_SmartShoot

kolyvanski: (Перунъ)
Поначалу, сын профессиональных революционеров-бундовцев Шер Израилевич Нюренберг (Александр Шаров), писал очень патриотичные вещи, типа «Друзья мои коммунары», но потом, к концу 50-х годов ХХ века, что-то с ним случилось и он стал создавать милые детские фэнтези: «Мальчик-одуванчик и три ключика», «Человек-горошина и Простак», «Волшебники приходят к людям» и др.
И надо же такому случится, что главного отрицательного героя своей повести «Человек-горошина и Простак», диктатора и деспота, в буквальном смысле заставляющего время идти назад, писатель назвал Турропуто.

      Турропуто все подвластно:
      Волки злые...
      Вьюги злые...
      Лживые огни лесные,
      Что выводят на тропинку,
      У которой нет начала,
      А в конце -
      Без дна трясина...
      Современные издатели-русофобы, вконец обнаглев, снабжают эту книгу фашистскими аннотациями:
      «Злобный колдун Турропуто стремится поработить мир, погрузить его в тьму веков. Действуя хитростью и подлостью, он почти добивается своей цели».
      Помню, в подростковом возрасте с удовольствием читал эту сказку. А в бездуховные времена Перестройки по ней сняли коротенький мультфильм, который на корню подрывает основы отечественной вертикали власти (привет бдительному Роскомнадзору).
      По меткому замечанию Юрия Нестеренко: «Россию практически невозможно оклеветать – какую гадость про нее ни придумай, все непременно окажется правдой», это я к тому, что новорожденных во святой Руси, с некоторых пор пытаются называть Торпутами...





kolyvanski: (Перунъ)
...или еще один русофобский пост.
Занимался тут упорядочиванием своей киноколлекции, в части отечественных фильмов, и систематизируя любимые фильмы детства и юности по режиссерам, отметил любопытную закономерность - два замаскированных и отпетых сиониста, действуя по заданию израильских спецслужб, длительное время растляли умы советских детей и юношества.
К позорному столбу предателей Родины!
Вот имена этих прихвостней американского империализма и японского гегемонизма:

Чемодан, вокзал, Хацепетовка... )

f_6c
kolyvanski: (Перунъ)
«Повесть об Исидоре Юрьевском», принадлежит перу известного псковского книжника-агиографа середины XVI в. Василия-Варлаама, и рассказывает о гибели жителей Русского конца г. Юрьева (Tartu), когда 8 января 1472 г. в р. Embach (Омовже) были утоплены 73 русских горожанина во главе с настоятелем православной церкви, священником Исидором. Казнь была совершена по приговору городского суда за пропаганду православия и за отказ перейти в католичество.
Правоверная церковь ныне трактует этот вопрос просто и незатейливо:

Безбожнии немцы сиречь латыни... )

cover
kolyvanski: (Перунъ)


    Логическое продолжение вот этого поста.
    Посвящается поколению детей 70-х - 80-х годов ХХ века.
    Скажу, быть может, крамольную вещь, но у нас было счастливое детство, босоногое, голопузое, практически без игрушек, но счастливое! И я объясню почему - мы были интересны обществу и государству, в нас видели подрастающую силу и нами занимались. Нам уделяли много внимание! Пусть бестолкового и ненужного, в рамках убогих марксистских идеологем и постправоверных копролитов, но мы были в центре внимания, ибо на каждом углу видели лозунги: «Все лучшее детям!».
     Для нас строили пионерские лагери, сочиняли стихи и песни, писали невероятные детские повести и романы, рисовали прекрасные иллюстрации к нашим книгам, проектировали детские сады и дома культуры и... снимали детские фильмы! О, какие это были фильмы, весь золотой фонд «Госфильмофонда» снят именно до 1990 года.
     Назовите мне хоть один достойный детский фильм последнего двадцатилетия!? Их нет в природе!
     Да, конечно нас мучили излишне и ненужно идеологизированной октябрятско-пионерско-комсомольской системой координат, да, нас готовили в качестве красных бойцов (пушечного мяса) для завоевания всей планеты!
     Но, в рамках этой идеологии нас учили смелости, стойкости и выносливости, и пусть кто нибудь скажет, что слюнявый Лунтик более достойный персонаж, чем Мальчиш-Кибальчиш! Я ненавижу красноперых марксистов, заливших кровью мою Родину, но воин, даже красного цвета, остается воином, а не бесполым и убогим хипстером ХХI века!


...и лязг боевых колесниц )
kolyvanski: (Перунъ)
Шергин Борис Викторович (1893 - 1973), русский писатель, фольклорист, публицист и художник, истинно русский архангелогородский сказитель. Самые яркие и самобытные советские мультипликационные фильмы поставлены по его сказкам: Волшебное кольцо, Данило и Ненила, Мартынко, Mister Пронька, Поморская быль, Смех и горе у Бела моря и др.
И само-собой его сказки полны чистой родниковой воды русского язычества, как например вот эта, «Дивный гудочек»:
«У отца, у матери был сынок Романушко и дочка - девка Восьмуха. Романушко - желанное дитятко, его хоть в воду пошли. А у Восьмухи руки загребущие, глаза завидущие. Пришло красное лето. Кругом деревни лежат белые оленьи мхи. Родятся ягодки красные и синие. Стали брат с сестрой на мох ходить, ягодки брать.
    Матка им говорит однажды:
    - Тятенька из-за моря поясок привез атласный лазорева цвету. Кто сегодня больше ягод принесет, тому и пояс.
    Пришли ребята на мох, берут ягоду-морошку. Брателко все в коробок да в коробок, а сеструха все в рот да в рот. В полдни стало жарко, солнечно. У Романушки ягод класть некуда, а у Восьмухи две морошины в коробу катаются и те мелки и зелены.
    Она и сдумала думку и говорит:
    - Братец, солнце уж на обеднике! Ляг ко мне на колени, я тебе головушку частым гребешком буду учесывать.
    Романушко привалился к сестре в колени. И только у него глазки сошлись, она нанесла нож да и ткнула ему в белое горлышко...


Северное язычество )

ma16

 King of Forest
kolyvanski: (Default)
Эти великие строки испанца Хуана Рамона Хименеса (Juan Ramón Jiménez) являются эпиграфом к эпохальному произведению ХХ века «Fahrenheit 451», роману о борьбе с тоталитарной и всеподавляющей силой тупого государственного аппарата. Роману о свободе духа, содержащему яркий протест против инквизиционных зачисток сознания...
В том числе против костров христовой инквизиции, хотя больному и лживому демократическому обществу было удобнее ассоциировать события его романа с сожжением макулатуры im Dritten Reich.
Шестьдесят лет назад автор романа ярко описал нашу сегодняшнюю жизнь эпохи конца юг:
   «Техника, массовость потребления и нажим со стороны этих самых групп - вот что, хвала господу, привело к нынешнему положению. Теперь благодаря им вы можете всегда быть счастливы: читайте себе на здоровье комиксы, разные там любовные исповеди и торгово-рекламные издания. ...
    Мы все должны быть одинаковыми. Не свободными и равными от рождения, как сказано в конституции, а просто мы все должны стать одинаковыми. Пусть люди станут похожи друг на друга как две капли воды, тогда все будут счастливы, ибо не будет великанов, рядом с которыми другие почувствуют свое ничтожество. Вот! А книга - это заряженное ружье в доме соседа. Сжечь ее! Разрядить ружье! Надо обуздать человеческий разум. Почем знать, кто завтра станет очередной мишенью для начитанного человека?»

    Двадцатый век заканчивается уходом своих корифеев, вчера, 05 июня 2012 года, Raymond Douglas Bradbury ушел из этого воплощения, но его идеи и книги остались с нами...


kolyvanski: (Default)
Старинные эстонские народные сказки. Собрание и обработка замечательного эстонского поэта, писателя, фольклориста, просветителя, врача и общественного деятеля, зачинателя эстонской литературы Фридриха Рейнгольда Крейцвальда (Friedrich Reinhold Kreutzwald). Перевод с эстонского. Послесловие, комментарии. Художник Г. Рейндорф. Издательство: «Ээсти Раамат». Таллин. 1980 г.
Шикарное издание, содержащее народные эстонские языческие сказки.
Начало одной из них, «Златопряхи»,
просто завораживает своей мудрой красотой:
«Я хочу рассказать вам хорошую сказку о тех далеких временах, когда на земле еще понимали язык четвероногих и пернатых и прислушивались к их мудрому слову.
    Жила в ту пору в темном, дремучем лесу, в одинокой избушке, хромая старуха с тремя красавицами-дочерьми».


    ...люди не только понимали язык четвероногих и пернатых, а еще и прислушивались к их мудрому слову. Но вскоре тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла пол мира и погасли в лесах Прибалтики жертвенные языческие костры, стал человек рабом чужих, пустых и лживых догм, перестал понимать язык живого...


kolyvanski: (Default)
«Вересковый мед» (Heather Ale), дословно «Вересковый эль», знаменитое стихотворение (баллада) Роберта Льюиса Стивенсона (Robert Louis Stevenson), написанное в 1880 году. В оригинале имеет также подзаголовок «Галлоуэйская легенда» (A Galloway Legend), по названию местности Галлоуэй на юго-западе Шотландии.
На русский язык балладу впервые перевёл Николай Чуковский под названием «Вересковое пиво» в 1935 году, перевод опубликован в журнале «Звезда» в 1939 г. Представленный ниже широко известный перевод баллады, выполнен С.Я. Маршаком, опубликован в 1941 г. и приобрёл значительную популярность в СССР. Был включен в программу литературы для 5 - 6 классов средней общеобразовательной школы.


Heather Ale )


kolyvanski: (Перунъ)
Вдогонку к прошлогоднему посту о жреческо-языческой сущности Балды и его противостоянии с попом, добавлю несколько строк.
Еще одним существенным фактом, подтверждающим теорию о том, что Балда вступал в трудовые отношения с представителем враждебной авраамической религии не с целью заработка, а с иной целью, являются следующие строки языческого солнца русской поэзии:
Балда говорит: «Буду служить тебе славно,
Усердно и очень исправно,
В год за три щелка тебе по лбу,
Есть же мне давай вареную полбу».

    Очевидно, что не преследуя корыстной цели, Балда имел цель иную - иметь возможность нанести попу физический ущерб, несовместимый с исполнением попом в дальнейшем своих жреческих функций и в конце устранить совсем. План свой язычник-Балда блестяще претворил в жизнь...
    А вот опасность, которую до сих пор жрец Балда представляет для служителей распятого, подтверждается ажиотажем, с которым рабы машиаха ныне тиражируют дореволюционный, цензурный вариант сказки Пушкина - с купцом Кузьмой Остолопом по тексту вместо безымянного попа.
    Но запах мускуса говорит сам за себя...


kolyvanski: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] polny_shkaf 

Шаров, А. Человек-Горошина и Простак. Ил. Н. Гольц. М.: Советская Россия. 1973 г. Переплет: твердый; 98 страниц; формат: увеличенный
Сказочная повесть про ученика сказочника, магистра, ножницы, город одинаковых человечков и другое.



Photobucket
PhotobucketPhotobucketPhotobucketPhotobucketPhotobucket


Photobucket
PhotobucketPhotobucketPhotobucketPhotobucketPhotobucket
Посмотреть еще и в большем разрешении )


kolyvanski: (Default)
Многие в детстве читали рассказ замечательного русского писателя и педагога Константина Дмитриевича Ушинского «Слепая лошадь»:
Давно, очень уже давно, когда не только нас, но и наших дедов и прадедов не было еще на свете, стоял на морском берегу богатый и торговый славянский город Винета; а в этом городе жил богатый купец Уседом, корабли которого, нагруженные дорогими товарами, плавали по далеким морям.

В конюшне Уседома было много отличных лошадей; но ни в Уседомовой конюшне, ни во всей Винете не было коня быстрее и красивее Догони-Ветра - так прозвал Уседом свою любимую верховую лошадь за быстроту ее ног. Никто не смел садиться на Догони-Ветра, кроме самого хозяина, и хозяин никогда не ездил верхом ни на какой другой лошади.
     Случилось купцу в одну из своих поездок по торговым делам, возвращаясь в Винету, проезжать на своем любимом коне через большой и темный лес. Дело было под вечер, лес был страшно темен и густ, ветер качал верхушки угрюмых сосен; купец ехал один-одинешенек и шагом, сберегая своего любимого коня, который устал от дальней поездки.
     Вдруг из-за кустов, будто из-под земли, выскочило шестеро плечистых молодцов со зверскими лицами, в мохнатых шапках, с рогатинами, топорами и ножами в руках; трое были на лошадях, трое пешком, и два разбойника уже схватили было лошадь купца за узду.
     Не видать бы богатому Уседому своей родимой Винеты, если бы под ним был другой какой-нибудь конь, а не Догони-Ветер. Почуяв на узде чужую руку, конь рванулся вперед, своею широкою, сильною грудью опрокинул на землю двух дерзких злодеев, державших его за узду, смял под ногами третьего, который, махая рогатиной, забегал вперед и хотел было преградить ему дорогу, и помчался как вихрь.

     Через полчаса Уседом уже въезжал в родимую Винету на своем добром коне, с которого пена клочьями валилась на землю. Слезая с лошади, бока которой от усталости подымались высоко, купец тут же, трепля Догони-Ветра по взмыленной шее, торжественно обещал: что бы с ним ни случилось, никогда не продавать и не дарить никому своего верного коня, не прогонять его, как бы он ни состарился, и ежедневно, до самой смерти, отпускать коню по три меры лучшего овса.
     Поторопившись домой Уседом сам не присмотрел за лошадью, а нерадивый работник напоил измученного коня раньше времени, не дав ему остыть. Догони-Ветер начал хилеть, ослабел на ноги и ослеп. Уседом купил себе другого коня, а через некоторое время из жадности перестал кормить своего спасителя и повелел, сняв с Догони-Ветра узду, выгнать прочь. Слепого коня работники выпроводили со двора палкой, так как он упирался и не шел.
     Надобно вам знать, что в Винете, как и во всех старинных славянских городах, не было князя, а жители города управлялись сами собою, собираясь на площадь, когда нужно было решать какие-нибудь важные дела. Такое собрание народа для решения его собственных дел, для суда и расправы, называлось вечем. Посреди Винеты, на площади, где собиралось вече, висел на четырех столбах большой вечевой колокол, по звону которого собирался народ и в который мог звонить каждый, кто считал себя обиженным и требовал от народа суда и защиты.
     Бродя по площади, слепая, глухая и голодная лошадь случайно набрела на столбы, на которых висел колокол, и, думая, быть может, вытащить из стрехи пучок соломы, схватила зубами за веревку, привязанную к языку колокола, и стала дергать: колокол зазвонил так сильно, что народ, несмотря на то что было еще рано, толпами стал сбегаться на площадь, желая знать, кто так громко требует его суда и защиты. Все в Винете знали Догони-Ветра, знали, что он спас жизнь своему хозяину, знали обещание хозяина - и удивились, увидя посреди площади бедного коня - слепого, голодного, дрожащего от стужи, покрытого снегом.
     Скоро объяснилось, в чем дело, и когда народ узнал, что богатый Уседом выгнал из дому слепую лошадь, спасшую ему жизнь, то единодушно решил, что Догони-Ветер имел полное право звонить в вечевой колокол.
     Потребовали на площадь неблагодарного купца; и, несмотря на его оправдания, приказали ему содержать лошадь по-прежнему и кормить ее до самой ее смерти. Особый человек приставлен был смотреть за исполнением приговора, а самый приговор был вырезан на камне, поставленном в память этого события на вечевой площади...

     Я в детстве очень любил эту книгу в мягкой обложке, с замечательными иллюстрациями Владимира Гальдяева. Не могу объяснить почему, но название легендарного города Винета просто завораживало, и не было чувства, что это фантазии, хотя преподавание истории в советской школе напрочь игнорировало сам факт существования славянской Балтии...

kolyvanski: (Default)
    
    
     Пушкин А.С. Песнь о вещем Олеге. Москва, издательство «Малыш» 1978 г. Переплет: мягкий; 12 страниц; формат: энциклопедический, тираж: 3 000 000 экз., цена: 10 коп.
     Такие книжки, с такими иллюстрациями, с детства воспитывают воинов.
     Замечательные иллюстрации заслуженного художника России
Вениамина Николаевича Лосина. Автора иллюстраций к другим не менее замечательным языческим произведениям «Снегурочка»; Александра Островского, Курочка Ряба и «Преданье старины глубокой» Виталия Губарева.
     Самая невероятная по эпической силе иллюстрация на 2 странице книги - русская дружина, во главе с вещим князем Ольгом, едет по полю, на заднем плане боевые ладьи русов, а весь горизонт в зареве пожарищ - горят хазарские села и нивы...
     С дружиной своей, в цареградской броне,
     Князь по полю едет на верном коне.

     Имя картине одно - русская месть!


   











Profile

kolyvanski: (Default)
kolyvanski

June 2017

S M T W T F S
     123
456789 10
11 121314 15 1617
18192021222324
2526 27282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 02:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios